С южной стороны, за околицей села, на возвышенном сухом месте, где сейчас стоит Крестовоздвиженская церковь, находилось кладбище, на котором построили деревянную однопрестольную со звонницей Крестовоздвиженскую церковь. 14 сентября (старый стиль) 1651 года ее освятил епископ Иона. 

         Архивные документы свидетельствуют, что Крестовоздвиженская церковь села Нового сгорела в 1755 году. Прихожане на свои средства построили новый деревянный храм, который опять-таки сгорел 20 июня 1796 года. Лишившись за полвека двух церквей, жители прихода вынуждены были построить третий храм, на этот раз несгораемый – каменный.

         Каменную церковь строили всем «миром». Руками прихожан было изготовлено два с половиной миллиона кирпичей. Привезено из Старицы на плотах и барках 150 кубометров белого камня. Рыли котлован, возили песок, помогали мастерам тесать камень. Поднимали на стены кирпич и раствор. Каждый двор в течение всех лет строительства вносил определенное количество куриных яиц, так как для крепости кладки кирпича замес раствора делали на яйцах. Все, что могли делать мужицкие руки, было сделано с душой, добротно. Деньги собирали главным образом на оплату артели строителей, иконописцев, мастеров, изготовлявших иконостасы.

         Значительную сумму денег пожертвовал владелец села граф Н.П. Шереметев. Ощутимые деньги на строительство храма пожертвовали жители Нового: Павел Шувалов, Ларион Вороненков, Антон Прорехин, Павел Бурдаков.

         Строительство велось быстрыми темпами, и 27 сентября (новый стиль) 1800 года епископ Павел (Зернов) освятил главный престол в честь Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня. Обустройство приделов растянулось на долгие годы. 

         Построенная на высоком белокаменном цоколе церковь по внешнему виду и внутренней планировке заметно отличалась от современной. В плане она состояла из собственного храма – высокого двухъярусного четверика[1], на востоке заканчивающегося полукруглой апсидой[2], несколько уже храма. К четверику примыкал вытянутый одноярусный четырехугольник с двумя апсидами заметно меньшими, по сравнению с апсидой храма, размерами. Колокольня стояла отдельно, и вход на нее был с южной стороны. По существу, архитектор взял за основу обычную для сельских храмов XVIII века композицию – храм с апсидой, трапезная[3], колокольня. В эту традиционную схему он внес изменения: вместо трапезной – два придела, которые никак не вписывались в единый внутренний ансамбль.

         В 1821 году в справке, поданной Преосвященному Афанасию, епископу Дмитровскому и викарию Московскому, отмечается, что построенная в 1800 году каменная церковь в селе Новом имеет два холодных престола: «Во имя Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня и во имя святого апостола-евангелиста Иоанна Богослова. Тогда как обозначенный в храмозданной грамоте третий престол во имя великомученика Димитрия Солунского еще не устроен. Не закончено иконописание и отделка внутренних стен». 

         Работы в этом приделе были окончены в 1827 году. Но устроение и украшение храма и обоих приделов продолжалось и в последующие годы. Свод и стены главного храма были расписаны в 1843 году. 

         В середине девятнадцатого века численность населения прихода ежегодно увеличивалась в среднем на 23-24 человека. Когда на праздничные службы собиралось до двух тысяч прихожан, многим из-за тесноты приходилось стоять на улице. Расширить храм можно было за счет реконструкции приделов. 

         В центральном историческом архиве г. Москвы хранится прошение от 4 февраля 1861 года, в котором прихожане и клир Крестовоздвиженской церкви просят митрополита Московского святителя Филарета разрешить перестроить трапезную и ветхую ограду. Для проведения работ уже имелось 4 тысячи рублей серебром и заготовлено более 500 тысяч штук кирпича. Прошение подписали от причта: отец Василий Соболев (старший священник), отец Михаил Березкин (второй священник), диакон Иоанн Маркович Честнов, дьячок Самсон Васильевич Сперанский, дьячок Иоанн Григорьевич Зубатов, пономарь Павел Знаменский, пономарь Василий Ильич Страхов. От прихожан – церковный староста Василий (фамилия неразборчива), попечители Василий Степанов и Иоанн Кузьмин, представитель крестьян села Нового Дмитрий Борисов, представитель государственных крестьян-прихожан Федор Григорьев, представитель помещичьих крестьян Михаил Якимов.

         К прошению приложено разрешение государственным крестьянам деревни Мокшино пожертвовать на перестройку Крестовоздвиженской церкви 100 рублей 17 копеек серебром из общественных денег.

         Разрешение было получено, и в 1864 году начались работы по реконструкции здания храма.

         Северный и южный приделы были полностью разобраны[4], а взамен построено новое помещение шириной 30,5 м, длиной 28 м, разделенное на два придела. Алтари приделов частично закрыли боковые фасады храма. Поперек продольной оси строения поставили в ряд 4 мощных пилона (столба): один отдельно, один около западной стены придела Иоанна Богослова, и два по сторонам колокольни. Своды приделов оперлись на подпружные арки, перекинутые между стенами и пилонами. Первый ярус колокольни оказался встроенным в северный придел и перекрыт восьмидольным сомкнутым сводом. Лестницу на колокольню устроили в толще кладки северо-восточного пилона.

         В обновленном храме на праздничных службах довольно свободно размещалось до двух тысяч прихожан. Перестраивая приделы, по существу  возводя новое здание, строители сделали все возможное, чтобы сохранить единство стиля. И им это удалось. Храм смотрится как единое строение, сочетающее в себе элементы раннего классицизма с приемами русской церковной архитектуры XVII века. 

                  Еще в первой половине двадцатого века старожилы села вспоминали благотворителя – князя Гагарина. Владелец поместья Карачарова, художник, общественный деятель Григорий Григорьевич внес значительную сумму денег на обустройство приделов и принял личное участие в оформлении иконостасов. После окончания работ внутренняя планировка церкви сохранилась без переделок до наших дней. Работы по благолепию и украшению храма продолжались и в последующие годы. В 1873 г. расписываются стены, своды, колонны приделов, подновляется живопись, писанная ранее.

         В 1883-1884 г.г. церковная усадьба площадью 1,8 гектара обносится белокаменной оградой[5] (высокий цоколь, между столбами металлическая решетка художественной работы) с трехпролетными монументальными воротами на южной и северной сторонах, изящными калитками на восточной и западной.

         В конце XIX и начале XX веков в церкви были произведены крупные реставрационные работы. Коротко и красноречиво о них рассказывает текст небольшой бронзовой дощечки, укрепленной на западной стене (справа от входа): «Храм возобновлен 1-го октября 1901 года иждивением почетного бывшего крестьянина с. Нового Алексеем Ивановичем Бурдаковым. Позолота иконостасов исполнена в Москве на фабрике Сергея Лизеевича Гетрова, а орнаментальная живопись – Иваном Артемьевичем Тимофеевым». 

 

[1] В русской церковной архитектуре четырехгранное (квадратное в плане) строение.

[2] Полукруглое строение, примыкающее к храму с восточной стороны, где размещается алтарь.

[3] В прошлом в трапезной при храме расставляли столы для совместной трапезы прихожан. Этот обычай постепенно сошел на нет. Такие трапезные устраивались при церквях в некоторых монастырях.

[4] Дверной проем из трапезной в четверик на время постройки был заделан, а входные двери в храм устроили через среднее окно с южной стороны. Эти двери сохранились и до настоящего времени.

[5] Построение ограды выделило религиозно-духовный центр села. Выделило, но не отделило. Храм был центром, вокруг которого сосредотачивалась духовная, экономическая, общественная жизнь прихожан. Вдоль западной стороны ограды шел тракт, соединяющий уездный город Корчеву (нынешнее Конаково) с главной дорогой России Москва-Петербург. С южной стороны к ограде примыкали многочисленные лавки и базарная площадь. Вокруг храма группировались различные административные учреждения.   

Димитрия Солнуского предел
Центральный предел
Иоанна Богослова Предел

Внутреннее убранство храма 

 

О нашем храме

Картина Храм.png